Коррупционный скандал в ФСБ

Служебные парковки правоохранительных ведомств сегодня легко могут конкурировать по числу престижных и дорогих авто с парковками банков и крупных корпораций. Оказывается, защищать Родину сегодня не менее выгодно, чем добывать нефть или выдавать кредиты.

 

Про коррупцию в МВД не писал только ленивый. А вот Лубянка долгое время оставалась в стороне от журналистских расследований, у обычных граждан сложилось убеждение, что если и осталась в стране зона, свободная от чистогана, так это ФСБ.  

25 марта в Замоскворецком суде столицы начнется уникальный процесс. Офицеры, герои многих войн, подали иски в защиту чести и достоинства. В качестве ответчика фигурируют чины из спецслужб, которые легким движением пера записали их в коррупционеры.  

Среди тех, кто защищает свою репутацию, оказались Герои Советского Союза Валерий Востротин, Руслан Аушев, Александр Солуянов, Игорь Запорожан, Герои России Александр Никишин, Святослав Голубятников и Александр Маргелов, полтора десятка депутатов Госдумы, в том числе председатель Подкомитета по законодательству в сферах обеспечения деятельности спецслужб, противодействия коррупции Михаил Гришанков и еще несколько десятков Героев и ветеранов-орденоносцев. Всего — пятьдесят человек. Купить подарки на новый год с доставкой по России.  

По сути, героев обвинили в том, что они поручились за ветерана войны в Афганистане Дмитрия Барановского, который сейчас находится в “Лефортово”. Старший следователь ГСУ при ГУВД по г. Москве Николай Куклин на судебном заседании, где решался вопрос о мере пресечения Барановскому, заявил, что поручительства были получены через коррумпированные связи.  

За речкой Дмитрий Барановский служил в десанте, в знаменитой 9-й роте. В мирной жизни Дмитрий Барановский стал 1-м заместителем генерального директора крупного оборонного предприятия, а потом, возможно поневоле, и правозащитником. Кроме того, Дмитрий один из активистов ветеранской организации “Боевое братство”. 

В 2007 году дружественная ветеранской организации компания “Диварекс”, владевшая землей в Красногорском районе Подмосковья, решила реализовать девелоперский проект. Часть вырученных средств бизнесмены собирались передать в помощь инвалидам боевых действий. Как вдруг на красногорскую землю объявился новый претендент — ООО “ЭлитТрансГрупп” (далее — ЭТГ), за которым стоял действующий на тот момент топ-менеджер Сбербанка Александр Алтунин. Казалось бы, обычный хозяйственный спор. Но неожиданно активность в деле проявила одна из могущественных спецслужб — ФСБ. Причем агенты госбезопасности почему-то очень активно подошли к делу по заявлению Алтунина.  

В результате Дмитрий Барановский, представлявший в этом конфликте московское отделение “Боевого братства”, и предприниматели, решившие помочь ветеранам, оказались в следственном изоляторе. Как утверждает защита Барановского, уголовное дело против них очень напоминает классическую схему заказного наезда. 

Почему ЭТГ решило, что вправе претендовать на землю? 28 апреля 2003 года учредитель “Диварекса” Юрий Петряев подписал с ЭТГ договор о продаже 50 процентов долей в уставном капитале “Диварекса”. Сумма сделки составила ровно 5 тысяч рублей. Почему так мало? Как утверждает Алексей Михайленко, адвокат Дмитрия Барановского, хозяин ЭТГ Александр Алтунин обещал инвестировать в компанию значительную сумму.  

Правда, как пояснил следователям Петряев, никаких денег “Диварексу” не поступало. Представители ЭТГ с требованиями о внесении изменений в ЕГРЮЛ не обращались и претензий не предъявляли. Более того, в арбитражном суде, где рассматривался спор между компаниями, всплыло соглашение о расторжении договора (но о нем позже).  

Уже после этого “Диварекс” самостоятельно приобрел тот самый участок в Красногорском районе, в 2006 году компания перешла в собственность предпринимателям Василию Баядину и Александру Ксенжуку. Они искренне решили помочь инвалидам локальных войн.  

Но, как говорится, не срослось. В 2007 году в ЭТГ вдруг вспомнили о сделке 2003 года и подали иск, требуя уже половину земли. Решили, как говорится, на грош купить пятаков.  

Важная деталь: когда Баядин узнал о претензиях, то написал несколько заявлений, в том числе в столичное УФСБ области. Но на Лубянке его отфутболили. Когда по аналогичному вопросу туда же обратились из ЭТГ, конфликту фактически придали уровень государственной важности. Другими, насколько я понимаю, в этом учреждении не занимаются. Возможно, все дело в том, что Баядин пошел на Лубянку, как говорится, с улицы, а интересы ЭТГ представляют известные адвокатессы Наталья Весельницкая и Наталья Митусова? То ли адвокаты действительно хорошие, то ли свою роль сыграл тот факт, что, по данным СМИ, они почти родственницы: первая — жена бывшего 1-го зама прокурора области Александра Митусова, а вторая — его дочь. Александр Митусов и сейчас не последний человек в руководстве Подмосковья. 

Работая в Сбербанке, Алтунин не распространялся, что является владельцем ЭТГ. Он в этом признался, когда писал заявление на Барановского в УФСБ. Ситуация неоднозначная. Ведь Алтунин был топ-менеджером фактически государственного банка. Ему как минимум неэтично участвовать в коммерческих конфликтах. В Сбербанке, в отличие от ФСБ, именно к такому выводу и пришли. В мае 2009 года Алтунина уволили. Как сказано в официальном письме Сбербанка: “Своими действиями Алтунин А.А. нарушил нормы поведения, установленные Кодексом корпоративной этики сотрудника Сбербанка”.  

Правда, написаны эти строки были по другому поводу. Жители бывшего колхоза имени Ленина, близ города Лыткарино, лишились своих земель. В результате сомнительных манипуляций их доли перешли к компаниям, аффилированным с Алтуниным.  

Характерная деталь: и в случае со спором вокруг красногорской земли, и в лыткаринском колхозе засветилась ЭТГ. Но при разбирательствах по ситуации с бывшим колхозом Алтунин под протокол открестился от компании, поскольку ее связывали с сомнительными сделками. Когда же дело коснулось красногорской земли, банкир поменял свои показания на 180 градусов. Не надо быть юристом, чтобы понять: Алтунин где-то слукавил. Однако в УФСБ не стали вникать во все тонкости биографии уволенного банкира. Ему просто поверили.  

Алтунин утверждает, что Барановский обещал закопать его под стенами Соловецкого монастыря, если ЭТГ не откажется от исков. И еще, мол, опорочил бывшего банкира. Вообще-то не дело ФСБ разбираться в подобных делах. Для того есть милиция. Но отдельные сотрудники спецслужбы, судя по всему, думают иначе.  

Прежде чем обратиться за защитой в органы, Алтунин почему-то ждал… почти 2 года. Именно столько времени прошло с того момента, как, по версии отставного банкира, ему сказали “страшные” слова. Представляете, вашей жизни угрожают, а вы между тем спокойно работаете, ходите в магазины, рестораны (и все без охраны). А затем бац, вас осеняет: как же я упустил такой важный момент! Однако в деле Дмитрия Барановского пока все решает заявление Алтунина и интерпретация его показаний следователем. На их основании Барановского арестовали. 

Вслед за Дмитрием Барановским за решеткой оказались Юрий Петряев и Василий Баядин, причем вопреки воле Президента России. Понятно, что глава государства не заступался лично за предпринимателей. Однако он не раз говорил, что обвиняемые в экономических преступлениях не должны сидеть в СИЗО.  

Формально Баядин и Петряев проходили совсем по другому делу, связанному с судебной тяжбой вокруг долей “Диварекса”. Но, как написал потом в своем заявлении в правоохранительные органы Баядин, на него не раз оказывали давление, требуя показаний на Барановского. Поймали после очередного визита к следователю на улице и стали настоятельно рекомендовать “сотрудничать”. В случае отказа обещали посадить, и, если гендиректор сказал правду, чекисты, получается, слово сдержали. Помните соглашение о расторжении договора о продаже половины доли “Диварекса”, которое Баядин представил в арбитражном суде? Оно было подписано Петряевым и гендиректором “ЭлитТрансГрупп” Дьяковой. Оба на допросах утверждали, что подписи настоящие. На подлинность документа указывала и экспертиза. Однако позже появилась новая экспертиза, перечеркивавшая предыдущую. В результате Баядина обвинили в фальсификации документа в суде.  

Но по такой статье арестовать невозможно. Тогда по тем же фактам возбудили новое дело — покушение на мошенничество. “Группу” предпринимателю составил бывший учредитель “Диварекса” Петряев, который задолго до пресловутого конфликта с ЭТГ отошел от земельных дел. В тот же день их арестовали. И это притом что спор по долям “Диварекса” еще рассматривался в суде.  

Только после того, как судьбой предпринимателей заинтересовался Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, Баядина и Петряева отпустил под залог.  

Тех, кто приложил руки к тому, чтобы Барновский оказался за решеткой, трудно обвинить в фабрикации дел или корыстном интересе. Для этого нужен приговор суда. Просто их действия странным образом совпадают с желаниями миллиардера Александра Алтунина. 

Еще одно совпадение — после возникновения конфликта с Алтуниным в прессе, как под копирку, появилась серия компрометирующих публикаций против Барановского. Дмитрий неизменно подавал в суд. Часть исков он уже выиграл, по остальным суды продолжаются.  

Как рассказывают защитники Барановского, поняв, с кем столкнулся, он обратился в правозащитную организацию “Справедливость”. Почему именно туда, объясняется просто: именно “Справедливость” боролась за права колхозников в Лыткарине, чья земля оказалась в руках подконтрольных Алтунину компаний. Барановский стал одним из активистов “Справедливости”, начал бороться в целом с коррумпированной системой. В том числе называл фамилии не последних людей. Возможно, именно это и ускорило его арест? 

Возможно, именно после того, как Дмитрий Барановский стал активно сотрудничать со “Справедливостью”, у лидера организации адвоката Андрея Столбунова также возникли неприятности? Оперативники стали им активно интересоваться и раскопали историю, больше похожую на анекдот.  

В 1998 году Столбунов, тогда предприниматель, купил у партнера автомобиль “Форд Эксплорер”. Деньги по обоюдному согласию отдавал несколько лет. Потом совместный бизнес накрылся, и партнеры разошлись.  

Вдруг в 2003 году продавец “Форда” написал на Столбунова заявление в милицию, якобы тот не расплатился за машину. По словам правозащитника, поначалу граждане начальники пытались на него давить. Однако, разобравшись в ситуации, уголовное дело тут же прекратили. 

В декабре 2008 года начальник ГСУ при ГУВД Москвы генерал-майор Глухов неожиданно затребовал к себе дело и приказал его возобновить. Как пояснили Столбунову, якобы к генералу на личный прием пробился бывший владелец машины и разжалобил его. Хотя, на взгляд правозащитника, чекистам легче достучаться до милицейского генерала. Но это из области догадок.  

В любом случае нетрудно ответить на вопрос, “кому выгодно” терзать дутыми уголовными делами правозащитников.  

Вскоре дело вновь прекратили, но затем по указанию сверху расследование возобновилось. От дальнейших объяснений с родной милицией Столбунова спасло то, что он адвокат. Дело передали в СКП РФ, где его прекратили за отсутствием состава преступления — уже в четвертый раз.  

Так совпало, что вопрос об аресте Барановского суд тоже рассматривал четыре раза. И всегда успешно — для правоохранителей. Причем, по словам адвоката, на одно из заседаний Дмитрий Барановский пришел босым и в тюремной робе. В ботинках, которые ему выдали в СИЗО, не было стелек, а в подошвах торчали гвозди. 

По официальной версии, переодели его из-за того, что сокамерник Барановского подозрительно зачесался.  

Барановского и его соседа развели по разным камерам. Одежду забрали как бы на дезинфекцию, взамен выдали робу на целый месяц.  

Для информации: чесоточный клещ живет вне тела человека всего пять дней. Так что санитарного смысла забирать одежду на месяц не было. Если только в “Лефортово” не живут клещи особой породы. В автозаке одним из попутчиков Барановского оказался новый сокамерник бывшего соседа. Он рассказал, что тому одежду выдали уже через три дня. Поэтому защита считает, что переодевание в робу было своего рода психологической атакой, а ботинки с гвоздями — формой пытки. Из-за них Дмитрию Барановскому пришлось идти босиком от автозака до суда при температуре минус 10.  

Почему же со следствием и “оперативными сопроводителями” так легко соглашается суд? Не так давно глава Мосгорсуда Ольга Егорова устроила разнос судьям за то, что правоохранители, по ее словам, буквально открывают дверь ногой во многие районные суды и чувствуют себя как дома. Держат ли судьи Тверского суда свою дверь на замке? Услышали ли главу Мосгорсуда?  

Спор вокруг красногорской земли мог бы стать классическим примером вмешательства правоохранителей в хозяйственные споры. Сообщество людей в погонах давно разделилось. Большинство надевало мундир, чтобы, как ни наивно это звучит, служить Родине.  

Такие служаки есть в любом ведомстве. Бойцы “Альфы”, убившие недавно Саида Бурятского, каждый день рискуют жизнью. У них нет коттеджей, счетов с длинными нулями или роскошных авто.  

Но есть и другие, у которых иные расклады в жизни. Вряд ли они беспокоятся о своем материальном положении. Деятельность таких “правоохранителей” легко умещается в короткую, но емкую формулу: ничего личного, только бизнес. 

Источник МК

 

| Больше
Опубликовано: 23.03.10 13:14 / Печать
Рекомендуем
Доступно только пользователям

Вход

Имя:

Пароль:



Забыли пароль?

Регистрация


© 2019 InfoSMI.com
Контакты / О нас
Яндекс.Метрика Danneo CMS